puffinus: (морда лица)
Уважаемая [livejournal.com profile] danita1 наконец-то завершила перевод "Убийства на Аппиевой дороге" моего любимого Стивена Сейлора - кстати, всем рекомендую. Я прочитал роман и вот чего подумал.

Здесь ярче всего иллюстрируется тот тезис, что случайности - лишь проявления закономерностей. Судите сами.

Римская республика в романе не то чтобы при смерти - её, этой республики, уже практически нет. Совсем недавно всем в государстве рулили три никем не избранных крутых пацана: Помпей, Цезарь и Красс. Какая, собственно, разница, одного царя иметь или трёх? Сейчас Красс погиб, Цезарь далеко, в Галлии, и ограничен в возможностях влиять на римские события. Остаётся одна реальная сила - Помпей.

И тут происходит случайность - вожак бедноты Публий Клодий убит на Аппиевой дороге, построенной его предком. Кем убит, почему и зачем - совершенно неважно (кстати, в романе этот вопрос решён довольно оригинально). Римская голытьба начинает бушевать, всё громить и жечь. Люди мало-мальски зажиточные со слезами на глазах умоляют Помпея: "Возьми власть и железной рукой наведи порядок". Звучит похоронный звон по республике.

А могло ли быть иначе? Могло, конечно. Предлогом могло бы стать не убийство Клодия, а что-то другое. Красс мог бы пережить Помпея и завладеть единоличной властью вместо него. В дальнейшем, как известно, эту власть у Помпея отберёт Цезарь, но мог бы и не отбирать - или это мог сделать кто-то другой.

Но это частности. Главное - республике хана, режим личной власти неизбежен.

И тут уж хоть двадцать Цезарей зарежь - ничего не изменишь.
puffinus: (Сантанджело)
Насколько я знаю, среди моих френдов есть такие же поклонники Стивена Сейлора, как и я. А я тут внезапно обнаружил в Сети ещё одно его произведение - новеллу "Орёл и кролик".

Долгие дни сливались в один бесконечный день. Для меня они были утомительны, но не сказать, чтобы невыносимы. Самое худшее, что со мной случилось — я натер себе бедра и ягодицы, непривычные к седлу.

Для других все было совсем иначе. День за днем я видел, как они все сильнее впадают в отчаяние. Для Линона пытка была наиболее мучительной. Его перевели в голову колонны, и он вынужден был задавать темп. Римляне кружили вокруг него, точно шершни, жалили его бичами, гнали все вперед и вперед. Когда позади него кто-то спотыкался, цепь дергала его за ошейник, так что шея у него была сбита и растерта. Я изо всех сил старался не замечать его страданий.

— Ты не такой, как другие, Гансон, — сказал однажды Фабий, ехавший рядом со мной. — Ты только взгляни на них! Temptatio не меняет человека, оно лишь выявляет его истинную природу. Посмотри, как они жалки, как они спотыкаются и слепо тащатся вперед! Их разум так же бесплоден, как эта пустыня. И, невзирая на все чувствительные клятвы верности, которые они некогда приносили друг другу, среди них нет подлинного братства, они не ведают чести. Взгляни, как они толкаются и огрызаются, браня друг друга за каждый неверный шаг!


Мощно мистер Сейлор задвинул, внушаить. Короткий рассказ - а в нём архинагляднейше показана тонкая грань между свободой и рабством.

Если кому интересно, наслаждайтесь.
puffinus: (Default)

Жил отважный Гордиан.
Жаждой правды обуян,
Он убийство раскрывал
И обман...


Да, я признаю, что поступил чрезвычайно дурно, забросив переводить Сейлора. Каюсь, порваху на груди рубаху, и посыпаю главу пеплом.

Отрадно знать, что, наряду с грешниками вроде меня, есть и праведники - такие, как [livejournal.com profile] danita1. Она, не убоявшись трудностей, взялась за перевод пятого романа серии - "Убийства на Аппиевой дороге". У неё в журнале уже выложены первые семь глав - даст Юпитер, не последние.

Всем рекомендую. Тем более что тема такая интересная - ведь, по сути, после этого убийства и погибла Римская республика, Цезарь только констатировал её смерть.
puffinus: (Default)
 
Yes! Раздобыл я таки русское издание "Броска Венеры", над переводом которого вот уже сколько бился. У букиниста купил. В этом переводе книга называется "Когда Венера смеётся", напечатана в 1997 году.

Если понадоблюсь, ищите меня в астрале.
puffinus: (Default)
 
А я-то хвалил мистера Сейлора за то, как скрупулёзно он воссоздаёт детали древнеримской жизни. И вот, пожалуйста: во второй части "Броска Венеры" он допустил очевидный ляп, который мне самому пришлось исправлять в переводе.

Главгероя спрашивают, сколько лет его дочери, а он отвечает: "Тринадцать, в августе будет четырнадцать".

А на дворе - 56 год до нашей эры.

Да, нет в мире совершенства.
puffinus: (Default)

Не прошло и полгода - и вот я публикую перевод второй части "Броска Венеры" Сейлора. В последнее время я, терзаемый угрызениями совести за то, что забросил это дело, решил бросить на него все силы. Потому и в ЖЖ не писал.

Собственно, вот:

В то утро Палатин казался особенно прекрасным. В последнее время я, отойдя от дома достаточно далеко, начинаю поражаться тому, какой грязной и суетливой выглядит большая часть Рима. В первую очередь это относится к Субуре с её лупанариями, тавернами и весьма пахучими узкими проулками. Форум, набитый политиками в тогах и вечно нервозными финансистами, немногим лучше. Тем приятнее был Палатин: ровные мощёные улицы, небольшие чистые лавки, красивые здания, аккуратные квартиры. Даже в разгар дня по улице можно идти, никого не расталкивая локтями.

Да – я привык жить богачом среди богачей, привык без малейших усилий. Интересно, что сказал бы об этом мой отец, вся жизнь которого прошла на Субуре? Возможно, он бы гордился тем, какого благосостояния достиг его сын – пусть и не вполне обычным способом. Наверное, при этом он напомнил бы, что я должен хранить проницательность и не давать видимости обмануть себя. Богатство и власть позволяют приобретать редкие и красивые вещи – но часто подобные вещи бывают нужны лишь затем, чтобы скрыть неблаговидные пути, которыми получены и власть, и богатство. Здесь, на светлом, просторном Палатине, человек может дышать свободно – и здесь же он легко может перестать дышать. С Дионом, например, на Палатине произошло кое-что похуже удара локтем в уличной толкотне. Какая разница, насколько хороша постель, если сон – вечный?

Путь к жилищу Луция Лукцея вёл мимо дома, где не так давно квартировал Марк Целий. Напротив него я остановился и пригляделся. Ставни верхнего этажа были по-прежнему закрыты, а крупные чёрные буквы на стене гласили:

ДОМ ПРОДАЁТСЯ. ВЛАДЕЛЕЦ – ПУБЛИЙ КЛОДИЙ ПУЛЬХР.

Ниже надписи был намалёван какой-то рисунок. Я перешёл улицу, чтобы разглядеть его получше – и увидел, что здесь изображены совокупляющиеся мужчина и женщина. Меня удивила их нелепая поза, какая-то акробатическая – да, пожалуй, и физически невозможная. Изо рта женщины исходили слова, написанные со всеми ошибками, какие только здесь было возможно сделать:

НЕ ЧТО НЕ СРОВНИТЬСЯ С ЛЮБОВЬЮ БРАТА!

Художнику явно не хватало таланта, чтобы передать какие-то индивидуальные особенности персонажей, но я ни мгновения не сомневался, кого он имел в виду. Картинку, вероятно, нарисовал кто-то из приспешников Милона – впрочем, у Клодия хватало врагов и помимо них. Грубый рисунок и неграмотная надпись вряд ли могли принадлежать Марку Целию. Или могли? Целий имел достаточно изощрённый ум, чтобы замаскировать свою работу под произведение уличного похабника.


А я отдежурю, отосплюсь - и засяду за третью часть (всего их четыре).
puffinus: (Default)

Я, как уже говорил, сейчас бьюсь над переводом "Броска Венеры" Сейлора. Но этот роман по объёму довольно велик. Поэтому я решил выкладывать каждую его часть (всего их четыре) по мере того, как она будет переведена.

Что до эпиграфов, оставляю их на совести автора. По крайней мере, я не смог найти в речи Цицерона "В защиту Гая Рабирия" таких слов, а Александрия там вообще не упоминается (хотя сам Рабирий имел к ней прямое отношение). А у Плиния соответствующая глава, похоже, вообще не сохранилась.

Отдельно нужно сказать о слове gallus. Римляне называли так и народ, населявший Галлию, и жрецов-кастратов, служивших Кибеле. Современному человеку привычно первое значение, и если этих евнухов назвать галлами, возникнет путаница. К тому же по-английски галлы (не которые кастраты, а которые Астерикс с Обеликсом) называются gaul, и в английском оригинале романа используется это слово. Так что я решил оставить для жрецов Кибелы название "галлус", хотя по правилам нашей русской грмтк "ус" на конце - лишнее.

Итак, вот первая часть. Прошу не судить слишком строго.

Взволнованный Дион порывался что-то сказать, но я поднял руку:

-Подожди, учитель, выслушай меня. Если Птолемей, чтобы удержать власть, уступает требованиям римлян, или даже откупается от них – можно ли поставить это ему в вину? Как бы то ни было, его стараниями римляне до сих пор не воцарились в Александрии. А это означает, что царь Птолемей – куда лучший дипломат, чем ты думаешь.

-Он уступает слишком много, - угрюмо ответил Дион. –Пусть даже римляне и не захватили пока Египет – что толку, если сам царь служит у них сборщиком налогов и досуха нас выжимает?

-Вероятно, ты прав, учитель. Но ведь ты сам себе противоречишь. Если ты с таким презрением относишься к Птолемеям, то почему же противишься приходу римской власти?

Дион вздохнул.

-Видишь ли, Птолемеи, в сущности, правят Египтом по воле народа. Порой они управляют из рук вон дурно – тогда египтяне восстают и свергают их. А если царь более-менее приличный, люди его терпят. Конечно, такая система проигрывает в сравнении с идеальной республикой Платона – но Египет живёт при ней сотни лет, и не так уж плохо. Однако если он станет провинцией Рима, то наша судьба будет решаться уже без нашего участия. Нам придётся сражаться в войнах, до которых нам нет никакого дела. Мы будем вынуждены соблюдать законы, принятые римскими толстосумами – а они сидят в Сенате вдали от Александрии, и не слышат жалоб её жителей. Мы станем окраиной вашей державы, то есть предметом для грабежа. Наши статуи, картины и ковры украсят дома знатных римлян, наше зерно наполнит желудки римского плебса – и уж точно не по справедливой цене. Египет – великая и свободная страна, мы не можем стать вашими рабами, - Дион вздохнул ещё тяжелее. Из уголка его глаза скатилась слеза. Странным образом женская косметика на его смуглом морщинистом лице только усиливала трагическое впечатление. Как бы ни был нелеп его вид, горе Диона представлялось мне искренним и глубоким.

Profile

puffinus: (Default)
puffinus

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
11 121314151617
18192021222324
25 26 27282930 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 04:49 am
Powered by Dreamwidth Studios